ОФИЦИАЛЬНЫЙ САЙТ АДМИНИСТРАЦИИ
МР "ТАРУМОВСКИЙ РАЙОН

Вы здесь

Черный Рынок при устье Прорвы

Село Кочубей - одно из самых крупных поселений
Тарумовского района.
По данным Кизлярского архива, село основано в 1776 году. Поселение терских казаков в его окрестностях известно с конца 17 века.
По преданию, во время Каспийского похода Петра  Первого, на этом месте существовал невольничный рынок, от которого село и получило свое название – Черный Рынок.

Черный Рынок при устье Прорвы

Из Астрахани на Кавказ
Источник: Н… Н… Записки во время поездки из Астрахани на Кавказ и в Грузию в 1827 году.
 Москва: В типографии С. Селивановского. — 1829. — 190 с.

… 20 Мая в 6 часов утра, когда экипажи были готовы, отправились мы в путь из Астрахани на Кавказ.
После скучной, пустынной дороги, с приближением к Черному Рынку чувствовал я величайшее удовольствие, в справедливом ожидании здесь всего приятнейшего.

 21 числа, в день Троицы, прибыли в село Черный Рынок, имение Н. В.
Черный Рынок, основанный бывшим в Астрахани благоразумным губернатором Бекешовым, лежит при устье Прорвы, так называемого рукава реки Терека, впадающего в залив Каспийского моря.
Селение сие устроено столь хорошо, что более походит на маленький городок: дома крестьян весьма правильно расположены в две линии и образуют прямую широкую улицу; все они сделаны из нежженого кирпича и выбелены; каждый о 3-х или 4-х по линии окнах, с особым холодным флигелем для лета.
Посреди селения возвышается деревянный молитвенный дом,  а далее, на конце, перед отлично обработанным садом, — два довольно большие господские дома, из коих открываются живописные виды морского залива, принимающего протоки Терека и покрытого вблизи и отдаленности зеленью камышей и деревьев.
Местоположение Черного Рынка высокое и окружено водою так, что проехать в село сухим путем можно только с одной стороны, через мост, запирающийся воротами.
Меня уверяли, что удобность к защите способствовала некогда здешним жителям отразить набег  хищников, близких и беспокойных соседей.
Кроме удовольствия видеть в отдаленнейшем и, можно сказать, пустом краю цветущее село, я восхищен был встречею, которую признательные поселяне сделали для своих добрых господ.
Не доезжая до моста (версты за две до Черного Рынка), явился управляющий имением с донесением о благосостоянии, и в ту же минуту на бельведере одного из домов показался белый флаг.
Улица с приближением нашим наполнена была людьми, одетыми в нарядные платья и торжествовавшими праздник Троицы, ознаменованный особенно радостным для них прибытием любимых господ.
Близ молитвенного дома ожидали нас чиновники и служители, управляющие разными частями имения, и множество народа с хлебом и солью по древнему русскому обряду. Здесь священник, старец тридцать лет, назидающий мирную паству свою, служил благодарственный молебен: все молились искренно, на всех лицах изображалась непритворная радость и умиление, проникнувшее и в меня.
Я видел картину одного счастливого семейства. Помещики являлись здесь истинными отцами, поселяне — детьми.
Первые ласково приветствовали последних, или, выражая русским языком, жаловали каждого милостивым словом, а сии в простоте чувств своих старались доказать любовь свою и преданность всеми знаками искренности.
Из храма следовали мы в господский дом в сопровождении всех жителей. День был самый ясный, народ долго толпился на улице. Женщины и девушки в больших группах с громкими русскими песнями, в местах сих весьма редкими, проходили мимо дома в сад завивать венки. Вечером сожжен фейерверк.
23 Мая. Сего дня рассматривал я с Н. В. разные заведения: сад, выхода с винами и рыбою и приготовление икры, клея и пр., что вообще под именем рыбопромышленности составляет здесь главнейшее и богатейшее хозяйство.
К сей же статье принадлежит лов тюленей и полезное открытие собственно Н. В. приготовлять твердый бульон отменного вкуса из таких частей крупной рыбы, которые прежде за негодностью бросались, а равно и из самой мелкой, неупотребляемой ни в пищу на месте, ни в продажу.
Вечером готово было новое удовольствие, мною давно не виданное: крестьяне и крестьянки собрались около господского дома в веселых хороводах, и, угощаемые в присутствии добрых помещиков виноградным вином, долго веселились, пели и плясали.
Кто так, как я, в продолжение пяти лет осужден был слышать одно меланхолическое завывание калмыков и татар, тот может вполне вообразить, сколь приятны были моему слуху родные звуки хороводных песен, а глазам — зрелище народных русских увеселений.
25 Мая. Поутру в 11 часу отправились на косной к рыболовным местам по реке Прорве — рукаву Терека.
Рукав сей впадает здесь в морской залив, стремясь в оный между низких поросших камышом берегов, с большою быстротою.
По сей причине ехали мы против течения бичевою весьма медленно и в два часа достигли шалашей, где временно обитают рыболовцы.
Здесь ловится более севрюга, сетями, называемыми волокуши. Ловля вообще называется плав, потому что сети отвозятся на некоторое расстояние вверх и, будучи опускаемы в воду поперек реки, всплывают к месту, где назначено вытаскивать рыбу.
Таким образом, действие повторяется беспрестанно. Сети следуют одна за другою, и редкая рыба их избегает. В известные времена года кроме севрюги попадается в большом количестве лосось и шемая .
Ловцы весьма проворно разъезжают, стоя на каюках . Это длинные лодки, выдолбленные из одного дерева; они по легкости очень удобны при быстроте течения, хотя, однако же, вертлявы и требуют большого навыка управлять ими.
Забыв претерпенный нами дорогою едва сносный жар и презирая множество слепней, мы имели вкусный обед в убежище рыболовов, под раскинутым из паруса наметом; а после обеда стоило только сесть в косную и предаться стремлению реки, чтобы тотчас снова очутиться в Черном Рынке.
27, 28, 29, 30 и 31 Мая.
Сии пять дней промчались так скоро, что я их, как говорится, и не заметил.
Восхитительное пение В. П., аккомпанируемое полными звуками фортепиано, верховая езда, катание на воде, и по вечерам завязчивый бостон сокращали драгоценное время.
Охотнику в изобильных дичиною окрестностях Черного Рынка представляется обширное поприще: но мои руки никогда не обагрялись кровью, и я доволен тем, что видел множество разного и большею частию для мня нового рода птиц, которые, вообще, как будто зная, что жизнь их по вновь подтвержденному закону в течение нынешнего месяца вне всякой опасности, покойно наслаждались ею в области болот и камышей и оглашали воздух криками, вероятно, радости…